Архив метки: экоактивисты

В Новоусманском райсуде состоялись слушания по делу экоактивистов

  11 июля в Новоусманском районном суде состоялись слушания по делу о вымогательстве 24 млн. рублей у Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Обвиняемые – экоактивист-борисоглебец  Михаил  Безменский и новохоперский атаман  Игорь Житенев вновь отказались признавать свою вину, заявив, что стали жертвами провокации и они намерены добиваться признания полной невиновности. Гособвинение попросило приговорить экоактивиста Михаила Безменского и атамана Игоря Житенева к 8 и 7 годам колонии строго режима соответственно. Об этом сообщает «Коммерсант-Черноземье». Напомню: дело   Безменского и Житенева  тянется с ноября 2013 года, в Новоусманский райсуд его передали в июне 2015-го. Здесь состоялось уже несколько десятков заседаний. До лета 2016 года Безменский и Житенев находились под стражей, затем суд заменил меру пресечения на домашний арест.  Подсудимые дали подписку о невыезде.  По версии следствия, Безменский за полученные от представителя «УГМК-Холдинг» деньги обещал прекратить в Воронежской области протесты против добычи никеля.

Атамана Игоря Житенева и экоактивиста Михаила Безменского ждет новый судебный процесс

Фото с сайта ГТРК Воронеж.
Фото с сайта ГТРК Воронеж.

Об этом корреспонденту «Вести-Воронеж» сообщил адвокат Владимир Кузьмичев, защищающий Михаила Безменского. Напомним: дело экоактивистов тянется с ноября 2013 года. Они оказались под арестом по подозрению в вымогательстве 24 млн рублей у УГМК. По версии следствия, Безменский за эти деньги обещал прекратить протесты против добычи никеля в Новохоперском районе. Житенев и Безменский отказывались признавать вину и на следствии, и в суде. 40 заседаний провел по этому делу Новоусманский районный суд в период с июня 2015 по декабрь 2016 г. До лета прошлого года Безменский и Житенев находились под стражей, пока суд не смягчил им меру пресечения на домашний арест. Позже подсудимые оказались под подпиской о невыезде. К концу процесса защита обвиняемых добилась возвращения дела на доследование.