В Воронежской области увеличилось число уголовных дел, связанных с некачественным оказанием медицинской помощи

Регион не остался в стороне от общероссийской тенденции: в этом году возбуждено 19 уголовных дел,  в прошлом году таких дел было 14.

По информации Воронежского следственного комитета за 8 месяцев года поступило 60 сообщений о профессиональных преступлениях медработников, что на 16,6% больше, чем за аналогичный период прошлого года (50). Как сообщает СК, по сообщениям было возбуждено 19 уголовных дел, в прошлом году таких дел было 14. 21 случай закончился отказом в возбуждении дела. В производстве регионального СК в этом году находилось 67 уголовных дел в отношении медиков, что на 56,7% больше, чем в 2017-м (29). С обвинительными заключениями в суд передано 2 дела. Еще одно направлено в суд с ходатайством о назначении наказания в виде судебного штрафа. 24 уголовных дела, связанных с плохим оказанием помощи больным, было прекращено.
Отметим, что рост случаев уголовного преследования врачей является общероссийской тенденцией. Так, в 2017 году по стране в их отношении возбудили 1,8 тыс. уголовных дел – это вдвое больше, чем 2016-м. При этом каждое третье сообщение о преступлении заканчивалось обвинительным приговором. Эксперты разделились во мнении: с одной стороны, такая статистика говорит о более внимательном отношении СК к сфере медицинских услуг. С другой – война пациентов против врачей при поддержке правоохранителей отбивает последнее желание работать в медицине.
Стоит привести и местный пример: что в Борисоглебске более трех лет продолжается судебная тяжба по делу Игоря Гумерова. Хирургу за смерть пациентки приговором суда назначили 4 года условного срока и на 3 года лишили права работать по профессии. Однако в связи с истечением срока давности уголовного преследования, от отбытия наказания он был освобожден. Родственники пациентки приговор обжаловали, и облсуд вернул дело на новое рассмотрение.
Пенсионерка скончалась 11 февраля 2015 года. В ноябре 2014 года ей сделали операцию в Воронеже по удалению раковой опухоли. Через два месяца женщина почувствовала себя плохо и ее направили в стационар райбольницы. Через 10 дней, 30 января, пациентку из больницы выписали. Вскоре женщина скончалась дома – у нее развился септический шок. Дочь умершей настаивает, что в больнице попросту отказались от пациентки, поскольку у нее была онкология, и даже не назначили обследование. Она требует осудить завотделением Гумерова за халатность.